Роднит нас общее сельское детство, хоть и росли мы в разных районах. Общей же была атмосфера той целинной поры – огромного энтузиазма, небывалого разворота больших дел на селе. К которым взрослые приобщали и нас, деревенскую ребятню: прополка своих и совхозных огородов, сенокос, уборка урожая. И обязательная для парней-выпускников «профессия про запас»: вместе с аттестатом зрелости они получали и удостоверения трактористов-машинистов третьего класса.
В своей тогда многолюдной школе совхоза «Беловодский» Геннадий был лидером и заводилой: возглавлял не только школьную комсомольскую организацию, но и был правой рукой созданного по инициативе директора школы Михаила Ивановича Трусова председателем её самоуправления. И директор, уезжая куда-то по делам, оставлял «на хозяйстве» его – десяти-одиннадцатиклассника. И соответственно потом спрашивал.
Эти уроки доверия, самостоятельности, ответственности очень пригодились Геннадию потом, когда он работал в комсомоле, служил в армии, в которой – редкий случай – дорос, не имея высшего образования, до лейтенанта, и ему предлагали остаться в ней, предрекая большие перспективы. Но он рвался домой, на родину, где, проработав недолго в аппарате Иртышского райкома партии, был избран секретарём парткома родного совхоза «Беловодский». Хозяйство – одно из крупных в районе: под три десятка тысяч гектаров посевов, тысячи голов скота, несколько отделений; не одна тысяча жителей, крупная парторганизация. Забот – круглый год полон рот, а парторг за всё отвечает наравне с директором совхоза.
Работал, учился в Омском сельскохозяйственном институте, получив профессию агронома. После хорошей школы партийной работы в «Беловодском», которая была прежде всего работой с людьми, отличную профессиональную выучку получил на должности заместителя директора по производству в областной сельскохозяйственной опытной станции. Это было уникальное хозяйство, сочетавшее в себе сельскохозяйственную науку и производство. Здесь отрабатывались выверенные агротехнологии, учитывающие особенности засушливого степного – рискованного – земледелия; проходили апробацию и затем районировались приспособленные к здешним условиям семена зерновых культур (отсюда затем они шли в другие хлебные хозяйства области); на опыте работы станции защищались диссертации.
Опытная станция была, без преувеличения, настоящей кузницей кадров: руководителей, технологов, учёных. Её возглавляли в разные годы А.М. Яценко, Н.М. Савенко, Н.Т. Руденко, А.Н. Золотарёв, С.У. Аскаров – блестящие организаторы производства. А выучку здесь проходили также нынешний хлебороб номер один нашей области Н.А. Миллер, его коллега, возглавлявший затем крупный совхоз «Кутузовский», выросший до первого заместителя акима района Е.Б. Касенов и многие другие иртышане, ставшие успешными людьми.
Много дала работа в Опытной станции и Геннадию Сокуренко, где он обязан был обеспечивать выполнение производственной программы. И он тоже сумел проявить здесь свои лучшие качества, поэтому и был избран в 31 год вторым секретарём Качирского райкома партии. В этом районе – одном из ведущих в нашей области, он проработает почти десять лет, большую часть председателем райисполкома. И эти годы станут годами максимального развития здешних совхозов – полеводства, животноводства, социальной сферы. Ещё и поэтому Геннадий Гаврилович всегда будет вспоминать это время как одно из лучших в своей жизни – по результатам работы не только на производстве, но и в социальном обустройстве, строительстве дорог, благоустройстве сёл, по богатейшему опыту общения с руководителями хозяйств, районным активом. Качирцы признали его своим, и не случайно теперь, много лет спустя, он – желанный гость на традиционных сборах качирского землячества.
После Качирского Геннадий Гаврилович возглавил Железинский район – в качестве первого секретаря райкома партии, а затем главы районной администрации, акима района. То были уже очень непростые времена: нарастали кризисные явления в экономике, очень больно ударившие и по селу, поставленному в неравноправные по ценам на сельхозпродукцию условия с промышленностью.
Но и здесь Г.Г. Сокуренко ещё успел сделать немало. Просматриваю свои «Записки редактора». Апрель 1990 года: «В моём родном Железинском районе асфальт появляется на самых гиблых участках дорог. Нынешний первый секретарь райкома Сокуренко вцепился в это дело мёртвой хваткой, и теперь там, где раньше «тонули» вездеходы, а рейсовым автобусам на выручку приходили гусеничные тракторы, можно спокойно ехать в любую распутицу…».
Тяжело переживал руководитель района развал сельской экономики, которому противился, но противостоять был не в состоянии. Апрель 1992 года: «Встречался с главой Железинского района Г.Г. Сокуренко. Нынешнее состояние села он оценивает как предынфарктное: крестьянство, по его мнению, стало самым незащищённым классом; у людей здесь самая низкая зарплата, и её они зачастую не могут получить по нескольку месяцев… И при этом село продолжает кормить страну… Желающих работать в одиночку не находится: и люди к этому не приучены, и вся инфраструктура рассчитана на крупное совхозное производство. Сам Сокуренко – на стороне акционирования, но и оно и никакое реформирование не поможет, пока село не станет равноправным участником рыночных отношений, говорил мне Геннадий Гаврилович».
Часто он действовал нестандартно. Например, не мог помочь тогда бедствующей районной газете деньгами на бумагу для её издания – не было их в районе. Собрал наиболее авторитетных руководителей хозяйств, и те решили выделить редакции по откормленному быку, чтобы она обменяла их в Омске на газетную бумагу. И это было сделано: мы в «ЗП» даже заметку опубликовали «Как быки газете помогли», которую перепечатали не только наши республиканские, но и российские газеты.
Г.Г. Сокуренко как мог пытался отстаивать интересы села, говорил на всех уровнях – от областного до республиканского – о его бедах, противился бездумным, скороспелым, разорительным реформам. Словом, не вписывался в «команду реформаторов», пришедших к руководству областью. Ещё и поэтому ушёл с должности.
Работал в одном из областных ведомств, которое вскоре также оказалось ненужным, затем в одной из коммерческих структур. С горечью приходится признать, что его богатый опыт организатора и хозяйственника, глубокое знание села, его профессионализм и неравнодушие оказались тогда невостребованными. Впрочем, подобное случилось не с ним одним.
К чести Геннадия Гавриловича, беды его не сломили. Какое-то время он ещё работал в Омской области, но при любой возможности приезжал и приезжает на родину, где его помнят, по-прежнему дорожат дружбой с ним друзья и многочисленные коллеги. Помнят о сделанном им иртышане, качирцы, железинцы. Готовятся поздравить с 70-летием. Сам же он, по большом счёту, остаётся таким, каким был всегда – искренним, неравнодушным, знающим цену хорошей работе, дружбе, навсегда сохранившим благодарность родной земле, которая его взрастила и на которой он оставил добрый след.

Юрий ПОМИНОВ.

irstar.kz