Далее в корреспонденции рассказывалось о том, как ветеран начала звонить в службы экстренного реагирования, в другие инстанции с просьбой расчистить ей проход. На её зов прибыла бригада, которая начала отпиливать сучья. Но тут же прекратила работу, так как то ли в кроне дерева, то ли в дворовых строениях, на которое упал исполин, жили осы, и одна из них укусила рабочего с бензопилой. Он сказал, что возобновит работу лишь после того, как будут уничтожены агрессивные насекомые. А пока бабушка пусть ныряет под бревно, выходя из дома на волю. С тем и отбыли.

Позже пришел с товарищами сын пожилой женщины, они частично расширили проход под стволом дерева, чтобы хозяйка дома могла, согнувшись, пройти под этим препятствием, боясь, что будет придавлена.

На другой день ветеран, купив в аптеке «Дихлофос», сама вытравила ос и стала ждать тех, кто распилит и уберет упавшее дерево. Это, по словам Валентины Семеновны, продлилось до 9 августа, когда после неоднократных звонков хозяйки дома и ее бывшей коллеги Т. Смирновой в ЖКХ, акимат города, в службу ЧС и публикации в «Звезде Прииртышья» корреспонденции о волоките с помощью пенсионерке, ликвидаторы ЧП наконец-то прибыли во двор. Причём они сказали, что лишь недавно узнали об этом дереве.

Оно было распилено на чурбаны, которые вынесли за ограду и складировали возле неё с обещанием убрать их на следующий день. А вот с корневищем и мощным комлем вышла неувязка. Они оказались не по силам технике, имеющейся у ликвидаторов, вновь они пообещавших, что прибудут в самое ближайшее время с другим механизмом.

Позвонив 15 августа во второй половине дня В.С. Солевановой, я поинтересовался у неё: убрали ли со двора корягу.

– Нет, – последовал ответ. – Как лежала, так и лежит, мешая проходу. Я уже устала звонить в ЖКХ по телефонам 32-58-97 и 32-04-66. Мне то обещают оперативно убрать этот комель с корнями, то передать мою просьбу по инстанции, то сообщить какому-то Арману, который то ли даст команду, то ли сам уберет корягу. Но пока никого нет.

Подведу черту. С момента, как упало дерево и я в очередной раз позвонил ветерану, прошло 13 дней. Почти половина месяца. И каков результат? В несколько приёмов при экстренной ситуации, создающей угрозу жизни пожилому человеку и причиняющей ей моральные (да и физические) страдания, сучья и ствол дерева все же распилили. И на этом свою работу исполнители посчитали завершенной. Что это – профессиональная несостоятельность, равнодушие к бедам людей или позиция, о которой пенсионерке по одному из телефонов сказали в акимате города: дескать, она проживает в частном строении и поэтому сама должна решать свои проблемы?

В такие игры население со службами исполнительной власти и оперативного реагирования играть не намерено, ведь нередко в быту возникают ситуации, когда промедление – смерти подобно, и здесь не должно быть никаких расслаблений.

От автора. 21 августа коряга ещё не была убрана…

 

Сергей ГОРБУНОВ.

irstar.kz