Ситуация повторяется из года в год. На каком-то этапе времени в торговой сети происходит повышение цены на самый популярный в областном центре формовой хлеб первого сорта. В этот раз в конце февраля стоимость социальной булки весом 500 граммов, известной в народе как хлеб «Семиреченский», стала 90 тенге вместо 80. Причем ценовой скачок сделало ТОО «Павлодарский хлебобулочный комбинат», специалисты которого еще до свершения этого акта предупреждали исполнительную власть о том, что в регионе дорожает мука. (По словам руководителя предприятия Виталия Сартакова, сказанным в одном из интервью, – ржаная мука и вовсе повысилась в цене на 27 тенге).

Но некоторыми СМИ и интервьюированными ими гражданами это не было принято во внимание. Как и то, что доля ПХБК на рынке области составляет всего 22%. Остальной объем обеспечивают небольшие пекарни, где хлеб, доступный покупателям, остался по прежней цене. Тем не менее в прессе появились слова возмущенных граждан по поводу вздорожания хлеба «Тау-нан» («Семиреченский») на 10 тенге. Дескать: «Какой он социальный, если стоит 90 тенге? Это уже не социальный. Пусть решает начальство – дорогой или дешевый, может, еще поднимут, до ста тенге доведут?».

Ни в коей мере не защищаю тех, кто загодя не позаботился о бесперебойной поставке на мельницы удешевленного зерна, а пекарням – муки по приемлемой цене (сейчас это аврально исправили), но хотя сам пенсионер и порой считаю каждый тенге, не приемлю «хлебные стенания». И задаю вопрос: почему нет такого «вселенского» плача по поводу роста цен на мясные и молочные изделия, фрукты и овощи, лекарства – список можно продолжать. А вот по поводу вздорожания хлеба – чуть ли не протестная акция.

Но давайте будем честными по отношению друг к другу. Если семья в день съедает две булки хлеба по цене 75-80 тенге, то в месяц она на этот продукт потратит 2250-2400 тенге. При стоимости хлеба 90 тенге и даже 100 – соответственно, 2700-3000 тенге. Для одинокого пенсионера это, возможно, капитал, но для семьи, где несколько работающих, – не запредельная сумма. К тому же пенсионер по две булки в день не ест, ему, сужу по своей маме, одной буханки хватает на три-четыре дня. Вдобавок сегодня, что отмечают и хлебопеки, среди населения снизилось потребление хлебобулочных изделий, так как их заменяют другие продукты. То есть сейчас мы идем по тому же пути, что Россия и Европа. Там ежегодно потребление хлеба сокращается на 4-5%. Так что о «разорительном» хлебе по новым ценам можно говорить лишь с большой натяжкой. Это происходит, как представляется, скорее всего, по «инерции» и из желания поругать для порядка начальство.

А теперь давайте послушаем вторую сторону – хлеборобов, мельников и пекарей. Когда в прессе обсуждали: как плохо, что вздорожал социальный хлеб, – я позвонил руководителю одного из крупных сельских товариществ области, который ежегодно поставляет потребителям большие объемы зерна. Он, не желая вступать в полемику с теми, кто ратует за хлеб по «копеечной» стоимости, попросил все же донести его мнение. Оно заключается в том, что стоимость зерна не берется с потолка. В неё входят затраты на вспашку земли, подготовку семян, внесение удобрений, посевные работы, стоимость ГСМ, амортизацию техники и ее замену на более производительную, уборку урожая и его обработку на току, хранение и транспортировку, зарплату работникам товарищества, решение их социальных и других вопросов – и это еще не весь перечень. И если здесь «накрутить», то рискуешь не реализовать свой урожай, так как на зерновом рынке – серьезная конкуренция. То есть задирать цены – себе в убыток.

То же самое и на мельницах, и в хлебопекарнях. В прошлом году, рассказывая о работе Павлодарского хлебобулочного комбината, я спросил его директора Виталия Сартакова о том, как живет предприятие при нынешних ценах на свою продукцию. Ответ был таков – «на грани возможного». То есть сократили число рабочих и ИТР, пересмотрели ассортимент, ищут новые виды продукции с низкой (как заверили, не в ущерб качеству) себестоимостью. Упор делают на отработанные десятилетиями, полюбившиеся покупателям традиционные (читай – народные) технологии выпечки хлеба по стандартам и под контролем собственной лаборатории. Практически то же самое сказали и на более мелких пекарных производствах. Правда, умолчав о лабораториях качества, которых нет, и применяемых методиках выпечки.

В итоге получается, что хлебобулочный комбинат Павлодара при нынешних ценах на хлеб во многом живет благодаря наработанному годами авторитету, а его конкуренты – за счет компактности своих производств. Тем самым у мукомолов и хлебопеков практически ежегодно, а то и два раза за 12 месяцев, происходит изменение стоимости электроэнергии, воды, мазута, запчастей к механизмам и других составляющих. То есть получается, что перспектива товариществ не из лучших? Вывод: так как эти производства уже выжаты, то единственный выход, чтобы оздоровить отрасль, необходимо поднять стоимость булки хлеба, подчеркну, весом в 550-600 граммов, минимум до 100 тенге, как делают в России и за рубежом.

Это, как представляется, следует сделать и по другой причине. Сегодня многие покупатели даже при возросшем разнообразии ассортимента жалуются на неудовлетворительное качество хлеба: то он липкий, то крошится, то имеет какой-то неестественный вкус и цвет, то черствеет спустя несколько часов после покупки. За это, бесспорно, можно и нужно ругать пекарные производства. Но давайте представим такую картину: к портному пришел клиент с небольшим куском ткани и просит, чтобы тот сшил ему из этого лоскута пиджак, брюки и еще – жилетку. Тот заказ выполнил, но в уменьшенном размере. Похоже, в такой ценовой («лоскутной») ситуации сегодня находятся хлебопеки, которые формально или нет, но ограничены рамками конкуренции, надзором исполнительной власти и общественности, требованиями покупателей по цене. Вот и пекут хлеб, меняя в нем пропорции муки высшего, первого и других сортов, пичкая тесто различными дополнителями и заменителями. В одном из областных центров Казахстана в такое «тесто», как прочел в интернете, помимо уже привычных отрубей добавляют лук, чеснок, свеклу, морковь и даже бананы. Не исключаю подобные примеси, особенно в малых, не особо контролируемых пекарнях, где и санитария под вопросом, и вес выпечки не везде в норме.

Поэтому мое мнение таково: пусть хлеб в магазинах стоит дороже, но чтобы его пекли вкусным и румяным, чтобы это был действительно хлебушек! А тем людям, которым в силу каких-либо причин накладно покупать вздорожавший каравай, надо организовать адресную «хлебную» помощь. А то у нас сегодня социальный хлеб, предполагавшийся для малоимущих, едят все подряд. Хлеб, как и другие продукты и товары, должен стоить столько, сколько он фактически стоит, и не надо его искусственно втискивать в ценовые рамки, ущемляя хлеборобов, мукомолов и пекарей. Нельзя губить хлебную отрасль и превращать этот традиционный продукт в эрзац.

 

Сергей ГОРБУНОВ.

Фото Pavlodarnews.kz.

irstar.kz