На одних брошенных участках собственники успели возвести каркас будущих зданий, а где-то только уложили фундамент. К числу последних относится надел на пересечении улиц Сатпаева-Ткачева. 12 гектаров земли проданы еще в 2006 году. Хозяева обещали возвести на отведенной площади спортивный комплекс. Чтобы показать, что земля осваивается, собственник вбил сваи, установил ограждение. Но позже металлический забор снесли, оголив свайное поле. Вбитые в землю бетонные столбики стоят до сих пор и чем-то напоминают кладбище.

Как рассказал руководитель городского отдела архитектуры и градостроительства Назар Жумабеков, земельный участок долгое время находился в залоге у банка и только в марте 2017 года после судебных процедур был изъят в госсобственность, а позже реализован на электронных торгах. Новый собственник планирует построить здесь жилую многоэтажку с торговым центром и паркингом.

По словам чиновника, земля передана в аренду сроком на три года. Если за это время участок не будет освоен, то его вновь вернут в собственность государства.

– У нас аналогичная ситуация была с земельным наделом по улице Кубанской, 63, который долгое время находился в залоге у банка, – говорит Н. Жумабеков. – После изъятия участок реализовали с торгов. В прошлом году новый собственник построил там пожарно-технический центр.

Следующую остановку проверяющие сделали у долгостроя, расположенного по улице Бектурова, 2/1. До недавнего времени владельцем недостроенного здания была некая алматинская фирма. Здесь планировалось разместить детский развлекательный центр. Выстроив блочную коробку до половины второго этажа, компания забросила стройку, а в декабре прошлого года перепродала недостроенный объект местному предпринимателю под тойхану.

– Мы судились с бывшим собственником объекта, но дело проиграли, – говорит Н. Жумабеков. – Суд посчитал, что раз владелец возвел часть здания, то тем самым земля осваивается. Хотя на самом деле стройка стоит. Все дело в том, что в законодательстве не прописано, что конкретно подразумевается под освоением. Кто-то выкопал котлован, и считается, что осваивает, кто-то уложил фундамент. То есть судебная практика неоднозначна.

К слову, одно время, чтобы создать видимость начала стройки, бизнесменам было достаточно обнести земельный участок металлическим забором.

Отметим, мониторинг простаивающих долгостроев в Павлодаре ведется с 2015 года. Цель ревизоров – не просто выявить простаивающие участки или недостроенные объекты, а стимулировать хозяев к завершению начатого строительства либо дать возможность сделать это другим. Причины, по которым собственники забрасывают начатую стройку, разные. У кого-то жизненные обстоятельства, чаще – отсутствие финансов.

– Главное – не отобрать участок, а простимулировать бизнес, чтобы люди не просто сидели на земельных участках, – отметил Назар Жумабеков. – Чтобы искали инвестора либо отдали в субаренду, продали, чтобы люди, у которых есть возможность, могли приобрести эти земли и освоить. Ведь подобные объекты портят внешний вид города и небезопасны для населения. В нарушение всех строительных норм и правил часть объектов не имеют ограждений, то есть находятся в свободном доступе. Там и люди без определенного места жительства собираются, и дети играют. Поэтому к работе по выявлению недостроев у нас подключена и местная полицейская служба, совместно выезжаем на объекты, полицейские составляют акты, штрафуют владельцев участков за нарушение правил благоустройства.

В прошлом году владельцам 15 участков выписаны штрафы в 30 месячных расчетных показателей каждому. Общая сумма немаленькая – порядка 600 тысяч тенге. Кроме того, нарушителям пришлось отвечать и перед налоговиками. За неосвоение наделов им начислили земельный налог в десятикратном размере.

Выявлять объекты долгостроя чиновникам помогает и квадрокоптер. По словам Назара Жумабекова, дрон используют в основном в промзоне города.

– Если жилой массив мы более или менее изучили, то промышленная зона осталась неохваченной, – говорит Н. Жумабеков. – Есть много производственных объектов, которые простаивают, где-то, напротив, работы ведутся без разрешительных документов. В прошлом году с помощью дрона обнаружили 40 объектов, пять из них уже взяли в работу и включили в список долгостроев. По остальным устанавливаем собственников, кадастровые номера. Кроме того, сейчас работаем над оцифровкой карты города, строений и коммуникаций. Когда переведем все это в цифровой формат, будет намного легче бороться с долгостроями.

Работа по изъятию простаивающих долгостроев осложняется тем, что владельцы земельных участков живут в других городах Казахстана или в России.

– Невозможно зарегистрировать проверку, не зная собственника, – отмечает Н. Жумабеков. – Сама процедура изъятия длительная. Для начала выдается предписание, по итогам – повторная проверка. В случае неустранения замечаний материалы с иском об изъятии земли направляются в суд.

К слову, в прошлом году владельца долгостроя по Ладожской-Камзина суд даже обязал снести строение. Как выяснилось, земля была выкуплена под временный павильон, однако бизнесмен построил на его месте капитальное здание, чем нарушил земельные и строительные нормативы. Здание оказалось выстроенным за красной линией да еще и на коммуникациях.

Как говорят в горакимате, владельцы недостроенных строений всеми силами пытаются удержать земельные участки. А судебные тяжбы длятся от полугода до года. Впрочем, бывают случаи, когда собственники добровольно возвращают неиспользованную землю государству. Но это бывает крайне редко. К примеру, в 2016 году владелец долгостроя по улице Чокина, 38/1 добровольно отказался от земли. В итоге участок реализовали с аукциона за 1,1 миллиона тенге под строительство мини-футбольного корта. Новый владелец планирует начать стройку в июне этого года.

 

Анна УРАЛОВА.

Фото Алибека ДЖЕНАЛИНОВА.

irstar.kz