Элеватор стоит в Иртышске. И хотя Иртышск – он вроде бы чужой райцентр, у пятерыжцев-то есть свой, в Железинке, за 25 километров по трассе Павлодар – Омск, – все равно пятерыжцы считают Иртышск и своим тоже.

Во-первых, до него можно дойти и пешком, доехать не спеша на велосипеде или на телеге – всего-то пять километров по луговой, живописной такой дороге, вьющейся между благоухающих покосов, озер и ляг, кудрявых зарослей ивняка и ракиты, берегом Иртыша до самой паромной переправы. А там, если повезет, сразу на паром (ну или подождать какое-то время придется) и через Иртыш – получается уже речное путешествие.

Близость такого крупного поселения, как Иртышск, была всегда очень полезна для Пятерыжска. Здесь я немного отвлекусь, так как довольно интересны его метаморфозы со статусом.

Иртышск строился именно как город еще при царском режиме, в начале 90-х годов позапрошлого столетия, с административными функциями для оказания содействия переселяющимся в эти края, по столыпинской земельной реформе крестьянам из центра России. После революции был преобразован в рабочий поселок, затем – поселок городского типа, а в 1973 году по-настоящему получил статус города, о чем с радостью сообщила даже газета «Правда».

Но уже в перестроечные годы Иртышск «упал» до уровня села, хотя и оставаясь при этом райцентром. И это было правильное решение, так как все эти годы Иртышск оставался большущей деревней с асфальтированными дорогами лишь в центре, а остальные утопали в глинистой грязи в распутицу.

Благоустройство также было частичным, городских, многоэтажных, домов было лишь несколько, да и то какие-то из них, говорят, к этому времени забросили. А сельский статус – он дает жителям определенные выгоды, льготы, скидки какие-то при оплате услуг и т.д. Впрочем, иртышан, я так думаю, нисколько не задевает, что их любимый поселок вдруг опять стал деревней. «А где ж мы жили-то?» – могут сказать они.

Пятерыжцы же издавна тянулись сюда на базар, продавать излишки своей огородной, домашней продукции. Мои родители тоже частенько возили на телеге помидоры и огурцы, картошку, мамины поделки – она хорошо шила на швейной машинке всякие там детские чепчики, рубашонки, а могла и телогрейку выстрочить. Случалось, что в Иртышск на базар она уходила и пешком, с парой ведер овощей на коромысле.

В Иртышске юные пятерыжцы могли продолжить учебу в средней школе (как я, например) или в профтехучилище. Туда мы пацанами мотались полакомиться мороженым (помните, в стаканчиках было, подтаявшее всегда, но вкуснющее!). А повзрослев, ездили уже и за пивом – в Иртышске, на радость всем мужикам из окрестных деревень, открылся свой пивзавод!

А кто не ездил или не ходил на фестиваль молодежи в иртышский питомник (он был за «Сахалином», почти напротив нашего села) в День молодежи? И обязательно кто-то из наших схлестывался там с задиристыми иртышанами, а потом хвастались дома, что они им «во как задали», застенчиво посверкивая при этом своими фингалами.

Между иртышанами и пятерыжцами всегда существовали особые отношения. Еще в 1918 году пятерыжские казаки, не принявшие Советскую власть, в один прекрасный день перебрались на ту сторону Иртыша и шашками разогнали тамошний Ревком. Конечно, потом и их самих погнали, и так далеко, что многие больше и не появились в родном Пятерыжске. Иртышане наверняка это тоже не забыли. Впрочем, сей прецедент уже давно принадлежит истории.

Иртышане знали и знают, что пятерыжцев зовут чебаками, и непременно при случае подтрунивали над нами по этому поводу. Многие пацаны (сегодня, конечно, уже зрелые дядьки типа меня) должны помнить, как мы на рыбалке во все горло переругивались с иртышанами, приехавшими отдохнуть или порыбачить на своей стороне реки, напротив Питера. Они звали нас, чебаков, чтобы мы переплыли к ним и получили по соплям. А мы кричали им: «Эй, окуни иртышские, сами плывите сюда за люлями!»

Случалось нам получать от иртышан и страшные подарки – летом, с их населением около десяти тысяч человек, там часто тонули, и если вовремя не вытаскивали своих утопленников, тех бедолаг течением чаще всего прибивало к нашему берегу, так как здесь Иртыш делает крутой поворот. Но это, к счастью, было редко.

В Иртышске жили, да и сейчас живут, немало пятерыжцев, создавших совместные с иртышанами семьи или по той или иной причине переехавших туда. Есть там родственники наших Коломниковых, Саваровских, Кутышевых, Дьяковых, живет там Роза Каширникова (Жилочкина), дочь односельчан моих родителей. Жили там мои первые покойные тесть и теща, мой одноклассник Ленька Косарев (увы, тоже не так давно ушедший из жизни), которого я навестил сразу, как только вернулся из армии, и так «завис» с ним в Иртышске, что меня потом приехали забирать оттуда на санях мать с отцом.

Наконец, в иртышском роддоме родилась моя сестренка Роза. И когда отец перевозил их домой, в Пятерыжск, на санях через реку, по залитому талой водой истоньшившемуся льду (дело было весной), мама со страху чуть не родила еще раз…

Вот такой он, Иртышск, и вот что он значит для моих земляков-пятерыжцев – соседнее, через общую нашу любимую реку, большое село. Чей элеватор видно издалека, как маяк, уже многие годы…

Марат ВАЛЕЕВ. г. Красноярск.
Автор работал в районных газетах области, собкором «Звезды Прииртышья» в Экибастузе, редактировал газету в России. Член Союза российских писателей. Живет в Красноярске.

irstar.kz