На помощь мамам

Все началось с обыденного, в общем-то, события: в детском саду, куда Анастасия водила своего ребенка, родителям сообщили, что у малышей должна быть единообразная спортивная форма – белые футболки и черные шорты. Обегав несколько магазинов, она поняла, что купить обычные шорты и футболку без рисунка для ребенка у нас просто невозможно. Наверное, создатели детской одежды не сговариваясь решили, что для детей это слишком уныло: ни тебе веселых картинок в виде динозавров, автомобилей и маленьких модниц, ни блестящих пайеток, ни других дизайнерских штучек. Да и сами предприниматели, видимо, ориентировались на покупателей, которые предпочитают интересную одежду для детей. В поисках классического наряда для физкультуры в стиле «белый верх, черный низ» Анастасия сбилась с ног. Как и десятки других павлодарских мам – свой дресс-код введен практически во всех дошкольных учреждениях.

В общем, спортивная одежда оказалась если не последней, то одной из многих капель, переполнивших ее чашу терпения, ведь и к другой одежде своих детей она имела особые требования – и к ткани, и к фасону, а выбор ее устраивал не всегда, много вещей для семьи приобретала в России. Вот и решила – можно помочь и себе самой, и другим родителям, если открыть магазин детского трикотажа. Так у Анастасии Барт появился первый магазин. Но от основной работы – главным бухгалтером – она не собиралась отказываться.

К открытию собственного бизнеса Анастасию мягко подталкивал муж. Она привыкла все долго взвешивать и рассчитывать, осторожничала, а муж считал, что процесс взвешивания слегка затягивается. В конце концов магазин был открыт. А через какое-то время и еще один. Сама ездила в Россию, смотрела, как работают производители, какой товар предлагают, у нее было в разное время до десяти поставщиков, покупала вещи в Новосибирске, Омске, Томске, Барнауле. Быстро отвергла омский трикотаж, зато ее полностью устроил томский товар. Однако вскоре многие предприниматели напоролись на один и тот же острый камень: соотношение рубля и тенге так сильно изменилось, что строить и дальше такую торговлю стало невыгодно, пришлось бы поднимать цены в магазине почти вдвое. Но у покупателей-то доходы вдвое при этом не выросли…

Сами с усами!

Бывая на российских предприятиях, Анастасия не раз задавала себе вопрос: почему россияне могут выпускать трикотажную одежду, а мы – нет? Что, собственно, этому мешает? Так родилась идея наладить выпуск собственной детской одежки. И она вплотную занялась изучением вопроса. Бухгалтерская дотошность и умение вести расчеты помогли ей и в этот раз, и она решила, что овчинка стоит выделки: цена на сшитую здесь одежду, пусть из российских тканей, будет стоить в магазине значительно ниже. Так и вышло: она говорит, что ее товар стоит процентов на 50 дешевле зарубежного. Но тогда следовало не только все тщательно взвесить, но и обзавестись необходимым оборудованием, нанять работников, получить кучу документов и сертификатов.

Наверное, проще всего вышло с оборудованием, хотя и дороже остального. Швейное оборудование приобреталось не враз, а постепенно. Анастасия выбирала самое лучшее, современное, высокотехнологичное. В конце концов, это ее слегка и подвело на первых порах. Когда все было готово, она обнаружила, что не может найти людей, умеющих работать на машинках последнего поколения. Выпускники наших специальных учебных заведений были просто незнакомы с современной техникой. Пришлось перебрать несколько кандидаток, но человек всё никак не находился: одним приходилось отказывать от места, потому что не справлялись, другие уходили сами.

Забавно, но нужный специалист все время находился рядом: им оказалась соседка Анастасии Наталья Соболева. Она в тот период как раз собиралась сменить место работы, при этом на аналогичном оборудовании ей шить приходилось. Поначалу общение было не слишком простым. Наталья – глухонемая, а Анастасия жестовым языком не владеет. На первых порах общались в письменной форме, но очень скоро женщины нашли общий язык. Анастасия говорит, что научились понимать друг друга с полувзгляда, тем более что Наталья умеет читать по губам, и сейчас они успешно сотрудничают. Наталья – главная среди мастериц, швея от бога. Стоит только Анастасии рассказать, что бы она хотела добавить в ассортимент или как изменить какой-то фасон, Наталья сразу может внести дельные предложения – где какой нужен шов, тип застежки, фурнитура. Собственного дизайнера здесь нет, одежду придумывают сами. Где-то подсмотрят новую модель на случайно увиденном младенце, где-то опираются на мнения самих мам. Анастасия говорит, что мамы очень часто высказывали свои пожелания, да она и сама дважды мама, так что опиралась и на свой опыт. Так и получилось, что одежда в основанной ею фирме «ТриКотаЖ» быстро заслужила репутацию недорогой, красивой и удобной.

Между прочим, предпринимательница и сама всегда детально вникает во все нюансы производства. Приобретая новое оборудование, сначала изучает его. На вопрос о том, смогла бы она сама что-то сшить на этих машинах, уверенно говорит, что да. Может, не так быстро, как это делают мастерицы, которые сидят за машинкой каждый день, но смогла бы. А вот если бы руку набила…

Лучшее – детям

Анастасия тщательно следит, чтобы ее продукция при этом была и полностью безопасна. Все ткани лучшего качества, весь ее товар сертифицирован, все мастерицы имеют санитарные книжки. Кстати, когда два года назад она наладила швейное производство, от работы бухгалтером пришлось отказаться и полностью посвятить себя собственному делу.

Однажды к ней обратилась знакомая, которая пожаловалась, как трудно у нас приобрести подходящую одежду для недоношенных детей, ведь к ней требования еще жестче: у нее должны быть самые мягкие, стопроцентно натуральные ткани, совершенно плоские швы, ведь кожа таких малышей более нежна и чувствительна, чем у тех, кто родился в срок. Да и одевать таких крох тоже следует по размеру, кофточки и ползунки на вырост в этой ситуации могут стать большой проблемой. А у ее знакомой ребенок появился на свет с весом всего в шестьсот граммов. Когда разговаривала с Анастасией, он уже весил в два раза больше, но проблема все равно оставалась – для предложенных нашей торговлей одежек он был еще слишком мал, да и одежда не соответствовала требованиям. Анастасия изучила вопрос и обнаружила, что в Казахстане одежду для недоношенных не шьют вообще, да и с завозом дело обстоит плохо, в основном продавцы ориентированы на стандартную младенческую одежду.

Так в «ТриКотаЖе» появилась новая линейка товаров – специально для недоношенных малышей. Долгое время Анастасия не могла решить проблему рекламы: она должна была быть такой, чтобы об этом товаре узнали в первую очередь те, кому он по-настоящему нужен. Пыталась наладить сотрудничество с перинатальным центром, но там категорически отказали, ссылаясь на закон о запрете рекламы в медицинских учреждениях. Хотя сама она неоднократно видела рекламные щиты и постеры в наших поликлиниках. Обила немало порогов, была и на приеме у акима области, и в Палате предпринимателей, обращалась за поддержкой в партию «НұрОтан». При этом отдел в перинатальном мог бы стать еще одной формой ответственности бизнеса – обеспечь товаром тех, кому это надо, но у кого нет возможности заниматься шопингом. Мамы таких крох сами лежат в стационаре, им не до магазинов. Да и обычные роженицы предпочитали покупать вещи у нее, особенно те, кто приехал из села: они понимали, что дома такой товар по той же цене не купят. И вот женщины как-то выкручивались. Отряжали одну посланницу с деньгами и наказами, что купить, в магазин, и та закупала товар для всех. Иногда списывались с сотрудниками или руководством фирмы, и им готовили все необходимое сразу, чтобы не пришлось тратить драгоценное время на выбор товара.

Анастасия все это знает, потому что ее отдел в перинатальном центре все-таки один год работал. Центр выставил на сайте сообщение, что готовы сдать в аренду площадь, и Анастасия этим воспользовалась. Правда, через год аренду прекратили, и это помещение отдали для собственных нужд центра. Но координаты ее фирмы передавались, можно сказать, из уст в уста. Сегодня, впрочем, такие «уста» чаще выглядят как мессенджеры, социальные сети или электронная почта. Наверное, сам перинатальный центр при таком исходе дела что-то выиграл, но роженицы, безусловно, нет.

Сама-то предпринимательница точно материально ничего не потеряла, сегодня у нее столько клиентов, что, выполняя заказы, поступающие на ее товар из других регионов Казахстана – Шымкента, Атырау, Кокшетау и прочих городов, не всегда готова поставить его в запрашиваемом объеме, так что пришло время подумать о расширении.

Двигаемся дальше

Анастасия Барт давно решила, что надо подумать не только о младенцах. Сначала хорошо бы наладить выпуск одежды и для детей постарше, а затем – для взрослых, мужчин и женщин. А это совсем другие объемы, нужно будет приобретать новое оборудование, искать помещение для швейного цеха (сейчас он делит площадь с одним из магазинов), нанимать новых людей… Сегодня Анастасия, как обычно, все тщательно взвешивает и обдумывает. К тому же она не большая любительница работы в кредит – до сих пор справлялась собственными средствами. А предложения по поводу заемных средств к ней поступали, в том числе и от фонда «Даму», но она не спешит с займами, хочется справиться самой, не имея за спиной финансовых обязательств.

Сегодня мечтает отправиться по программе «Деловые связи», которую реализует Палата предпринимателей, за рубеж. Она пока на первых этапах программы, предстоит пройти два отборочных тура. Надеется попасть в Германию, побывать на аналогичных предприятиях, посмотреть оборудование, на котором работают немцы. Оценить возможность и необходимость приобретения такого оборудования, изучить их опыт. Ведь такая поездка наверняка подскажет немало интересных и полезных идей.

Галина ЕГОРОВА.
Фото из личного архива А. Барт.

irstar.kz