Выступающий с докладом Павел Баданин, и.о. руководителя областного департамента по регулированию естественных монополий и защите конкуренции, рассказал, что в нашем регионе числится 41 субъект, подпадающий под определение «монополист». В основном это наши коммунальщики: услуги в сфере водоснабжения, электро- и теплоэнергетики.
– На сегодняшний день 20 субъектов (половина от общего количества) работают по предельным тарифам, что обеспечивает потребителям стабильность и предсказуемость тарифов, повышение качества услуг за счет вложения инвестиций в модернизацию основных средств, – сказал Павел Баданин.
Единственное, что предсказуемо и уверенно можно сказать в нашем случае, это то, что тарифы если и изменятся, то только вверх. Взять, к примеру, нашего главного монополиста – АО «Павлодарэнерго» вместе со всеми его дочками. Как сообщили в пресс-службе предприятия, в начале 2017 года для домов с установленным общедомовым прибором учета тариф составлял 1062 тенге за одну гигакалорию. Уже в апреле его повысили на 40 процентов – до 1492 тенге. А с начала 2018 года та же самая гигакалория стоит уже 1872 тенге. Таким образом, за один год в два этапа стоимость «тепла» подскочила примерно на 80 процентов.
Как многие помнят, дело здесь как раз в установке общедомовых приборов учета. Долгое время наши жители не желали устанавливать счетчики за свой счет (в зависимости от диаметра их цена варьировалась в среднем в пределах 500-800 тысяч тенге). В итоге монополист сделал «льготный» тариф для тех, кто поставил себе счетчик, и начал агитировать население за установку ОПУ. За пару лет в большинстве домов в Павлодаре поставили необходимое оборудование. После чего в компании обнаружили, что терпят убытки, и начали поднимать тариф. Как итог – большинство павлодарцев оплачивают теперь и подорожавшее вдруг тепло, и стоимость самого счетчика. Но, по словам Павла Баданина, антимонопольщики в данном случае ничего не могут поделать, потому что средний тариф остался примерно тем же. Как будто реальным людям есть дело до средних тарифов, ведь сейчас большинство платит по тарифу, который подняли на 80 процентов.
При этом не соблюдаются подписанные ранее документы о предельных тарифах на тепло на 2016-2020 годы. Уже сейчас, в 2018 году, реальные тарифы намного выше обещанных ранее. Опять же дело в том, что монополист начал терпеть убытки. К тому же в компании «вынуждены» тратиться на инвестпрограмму, которая стала обязательным условием для утверждения предельных тарифов.
– На протяжении длительного времени в сфере естественных монополий жилищно-коммунального хозяйства наблюдаются низкий уровень собственных источников (амортизация и прибыль) для финансирования инвестиций в модернизацию и обновление активов, и как следствие – высокий уровень износа активов, большие потери в сетях и низкое качество оказываемых услуг, – сообщил П. Баданин.
Согласно финансовым отчетам, чистая прибыль АО «Павлодарэнерго» за 2016 год составила 6,5 миллиарда тенге.
Сейчас тарифы формируются по так называемому затратному методу. Общая сумма складывается из затрат и прибыли. По словам и.о. главы антимонопольного ведомства, такой метод не стимулирует предприятия работать эффективно, привлекать и вкладывать инвестиции, заниматься энерго­сбережением, сокращением эксплуатационных расходов и затрат на ремонт. Потому как при таком методе все затраты заложены в тариф, который оплачивают потребители, а при экономии затрат монополисты получают понижение тарифа.
По истечении действующих предельных тарифов, согласно заверениям антимонопольщиков, у нас начнут вводить стимулирующий метод. Он предусматривает утверждение тарифов в зависимости от повышения эффективности их деятельности и соблюдения стандартов качества и надежности услуг.
– Под стандартами качества и надежности понимаются технологические и иные параметры процесса оказания услуг, такие как, например, температура подачи горячей воды, давление воды, частота отключений, нормативные технические потери. От достижения заданных регулятором показателей качества и надежности будет зависеть прибыль монополиста, – сказал Павел Баданин.
При этом следует отметить, что уполномоченный орган сможет сдерживать рост тарифов благодаря специальному индексу эффективности контролируемых затрат. Он не только мотивирует снижение контролируемых затрат, но и позволяет ограничивать уровень индексации этих затрат. На бумаге пока все это выглядит очень заманчиво. Как это реализуют в жизни, пока не ясно. Во всяком случае, все равно заплатим больше…

Руслан ЛОГИНОВ.
Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz