Тишина и безлюдье на территории ТОО «Технологические линии» была обманчива. В цехах предприятия рабочие нарезали, сверлили и выгибали металлические заготовки, затем подвергали термической обработке. Другие – работали на станках, а в особом, модельном, цехе с филигранной точностью, с помощью автоматики и компьютеров вытачивали шаблоны (модели) будущей литейной продукции.
– Жаль, что вы не попали к тому моменту, когда мы из печи выпускали металл и выливали из него заготовки. Но все-таки давайте на них посмотрим.
И Владимир Шек – владелец этого товарищества, он же – главный инженер и главный металлург, конструктор и дизайнер, экономист и еще совмещающий несколько профессий человек – повел меня в металлургический цех. В нем я не был более шести лет, с того момента, когда предприятие сменило не только инвестора, но и профиль изготовителя мельниц для получения муки. Тогда В. Шек, инженер-металлург по образованию, более десяти лет проработавший на АО «Алюминий Казахстана», затем в системе «Павлодарстройматериалы» и сервиса агропромышленного комплекса, решил основательно заняться черной металлургией. Причем той, что на «подхвате», с гибкой, штучной технологией производства, с жестко ограниченными затратами, но при этом с высококачественной продукцией. По первым позициям эталоном стал Китай, а по качеству – Германия.
В той экскурсии Владимир Владимирович показывал первые металлургические печи, которые монтировали, рассказывал о перспективах производства и сетовал, что предприятию не хватает электроэнергии, дабы развернуть на полную мощь грядущие проекты. На вопрос, в чем проблема, он отвечал, что в этом промышленном районе, по словам представителей АО «Павлодарэнерго», не хватает мощностей электропитания. Все надежды возлагают на строительство новой подстанции и перераспределение энергетических потоков, что запланировано в ближайшие годы.
И вот я вновь в том же металлургическом цехе, который мне показывали прежде. Он не расширился, но все его автоматизированные линии и новые плавильные печи получили иную, более удобную компоновку. Это, по словам В. Шека, как, собственно, подобное и в других цехах, в разы увеличило производительность труда, то есть снизило время на изготовление той или иной заготовки. Повысилось и качество. Но на все вопросы, за счет чего это произошло и как, бизнесмен отвечал, что надо немного подождать, когда все простаивающие ныне печи и автоматическое высокоэффективное оборудование будут запущены в работу. И тогда он все расскажет.
…Сегодня основная продукция товарищества – железнодорожный башмак тормозной горочный, повышенной работоспособности. Тогда «Технологические линии» осваивали это изделие, которое подкладывается под колеса вагонов как тормоз или стопор, а сегодня, модернизировав изделие, сделав его более удобным, прочным и по цене ниже, чем у такой же родственной продукции, поставили башмак на поток.
– Мы его продаем в Казахстане, а недавно узнали, что эту нашу продукцию применяют в России, на Урале. По нашим техническим возможностям мы можем обеспечить тормозным башмаком горочным все железные дороги СНГ, работая в штатном режиме, – говорит В. Шек.
– Так в чем же дело? – задаю вопрос.
– А в том, что у нас до сих пор ограничены ресурсы электроэнергии.
– Странно. Насколько я знаю, «Павлодарэнерго» расширило и реконструировало подстанцию «Промышленная» в Северной промзоне областного центра, в которой находится ТОО «Технологические линии». Смонтировано несколько высоковольтных ЛЭП для кольцевой надежной работы энергосетей региона, существенно увеличила электрическую мощность ТЭЦ-3, выполнен еще ряд работ, которые, по словам энергетиков, позволят предприятиям северной части Павлодара не испытывать проблем с электроэнергией. Более того, павлодарская энергосистема даже отправляет избытки электричества АО «KEGOC» для республиканской сети. Мы уже сделали четыре проекта, и каждый раз их отвергают под каким-либо предлогом. А за них, между прочим, надо платить.
К слову, о платежах. Сейчас АО «Павлодарская распределительная электросетевая компания» (АО «ПРЭК») предлагает товариществу проложить к предприятию ЛЭП и запитаться от другого источника. Но это, по словам моих собеседников, обрастает таким количеством разрешительных и других документов (ход и параметры строительства линии, отвод земли и другие), что становится вообще проблематично протянуть такую ЛЭП. К слову, о ней. В Интернете нашел материал своей коллеги за 20 мая 2011 года – отчет с заседания комиссии облмаслихата, где депутаты пытались узнать у и.о. президента АО «ПРЭК» Ф. Бодрухина, как можно решить проблему «Технологических линий». Ответ был таков: «К сожалению, ни тогда, ни сегодня такой технической возможности для выдачи дополнительных мощностей в 5000 киловатт, как того просит предприятие, на подстанции «Транспортная» у нас нет. Относительно дополнительных 400 киловатт. Технические условия на них были выданы в 2010 году. То, что сейчас предприятие просит хотя бы 2000 киловатт для развития, это внешне получится самообман, потому что люди уже строят новые мощности, хотя технические условия были выданы только на проектирование и давали точку подключения к подстанции «Енбек». Она находится дальше подстанции «Транспортной», но там у нас есть свободные мощности. Чтобы подключиться к ней, конечно, надо будет понести затраты, построить себе две линии 10 киловольт, и тогда вопрос будет решен».
…Так как товарищество не располагало свободными средствами для прокладки ЛЭП, депутаты предложили вариант: согласно программе «Бизнеса-2020», местные власти могут профинансировать строительство инфраструктуры. При этом представитель управления предпринимательства и промышленности заметил, что финансирование предусматривает долевое участие самого предприятия.
– К примеру, если ваши инвестиции составляют 50 миллионов тенге, то на 25 миллионов тенге мы можем построить ЛЭП. Эти деньги вам не придется возвращать.
Тут же выяснилось еще одно немаловажное обстоятельство: построенная высоковольтная линия будет находиться… в коммунальной собственности.
– Иными словами, вы предлагаете за мой кредит построить линию и передать ее в коммунальную собственность, – сделал неутешительный для себя вывод бизнесмен.
Здесь я вновь обращусь к материалу журналистки. В качестве альтернативного варианта ЛЭП исполняющий обязанности руководителя распределительной компании предложил такое решение.
– 3200 киловатт от соседней подстанции было выдано трубопрокатному заводу, но он не использует их полностью. Отобрать их у этого предприятия мы не можем, потому что ему выдали на постоянное пользование. Мы Шеку так и сказали, чтобы он обратился к руководству завода, который сегодня не выбирает свои киловатты. То есть, когда люди обращаются к нам, мы говорим, что вот у такого-то потребителя имеются технические возможности, но вам надо между собой договориться, мы не участвуем в этом. Тогда тот потребитель приходит и говорит: вот у меня возьмите столько-то киловатт и передайте другому. Все – вопросов нет. Но, здесь разговор идет о 3200 и заявленных 5 000 киловаттах. То есть, явно тут мы никак уже не вытянем.
Прямо на том же совещании Владимир Шек обратился к ветерану директорского корпуса, руководителю ТОО «Павлодарский картонно-рубероидный завод» Николаю Петровичу Шабрату с вопросом: отдаст ли какое-то из предприятий лишние киловатты? Ответ был отрицательный.
Столь подробно о том заседании депутатской комиссии говорю потому, что прошло шесть лет. Федор Фролович Бодрухин уже давно не исполняющий обязанности, а генеральный директор АО «ПРЭК». Но и сегодня, как мне рассказали в ТОО «Технологические линии», этот руководитель предлагает Шеку договариваться с теми, кто имеет лишние киловатты, об их «экспроприации». Скажу, что попытки Владимира Владимировича оказались тщетными.
Я не собираюсь делать «белым» и «пушистым» главу товарищества и утверждать, что он во всем прав. Но, согласитесь, девять лет проволочки с электроснабжением – это нонсенс! Тем более, что непонятна позиция электросетевой компании. Раздали в свое время киловатты, кто, сколько выпросил, без учета реалий и умыли руки. Дескать, сегодня моя хата с краю и вы теперь сами все «разводите». Вот и получилось, что у одних – густо, а у других – пусто. И это, похоже, не единичный пример. А вот в земельном законодательстве действует справедливое решение: не можешь обрабатывать взятую землю – верни ее государству или плати повышенные налоги. И где это записано, что квоты на электроэнергию отдаются на вечные времена и не подлежат пересмотру? И что – интересы экономики области при таком раскладе уже не в счет?
В итоге получается, что у тех же «Технологических линий» без дела стоят плавильные электропечи и другое дорогостоящее оборудование, работа ведется малыми силами и непостоянно. То есть, какие-то стреноженные возможности. О них я и спросил рабочих металлургического цеха.
– Мы многое можем сделать, – ответил один из них. – Но нам говорят, что электричества не хватает, поэтому и работаем вполсилы. Это какое-то вредительство против государства.
Сказано, возможно, резко. Но по сути верно.

Сергей ГОРБУНОВ.
Фото Валерия БУГАЕВА.

irstar.kz