Немного Истории

У посёлка Таволжан – богатая история. Когда-то здесь была опорная база «Павлодарсоли», которая снабжала местной солью, в том числе и таволжанской, можно сказать, полстраны: от Дальнего Востока и Крайнего Севера до Калининграда. Наша соль издавна отличалась отменными вкусовыми и технологическими качествами, поэтому употреблялась в пищу, шла на соления и маринады, выделку шкур животных, использовалась в промышленности.
Соль была во всех смыслах поистине стратегическим продуктом. С развитием соледобычи активно развивался когда-то и Таволжан, переживающий сейчас не лучшие времена: продуктивные пласты соли здесь выбраны, озёрам нужно время для накопления новых её запасов. Не стало соледобычи, на которой, главным образом, держался Таволжан, не стало работы у большинства его жителей. Всё это имело печальные последствия и для самого посёлка.
Но бывшие местные жители – потомки здешних соледобытчиков – не хотят, чтобы были преданы забвению великие труды их отцов и дедов, чтобы продолжала хиреть их малая родина. Группа энтузиастов во главе с бывшим директором Таволжанской средней школы Петром Алексеевичем Гариным, работавшим на ответственных должностях и в Павлодаре, подготовила и выпустила книгу о Таволжане и соледобытчиках, истории этого промысла в области. Бывшие таволжанцы предлагают поставить памятник соли в Павлодаре. Уже есть эскизы будущего памятного знака, который должен быть установлен на речном вокзале.
И вот ещё одна замечательная инициатива – возрождение Ленсада в Таволжане, предпринятое разбросанными по миру выпускниками местной школы.

Как Всё Начиналось

Вспоминает П.А. Гарин:
– Этот сад был разбит в 1938-1939 годах. Тогда учился во втором или третьем классе и помню: мы смотрели из окна школы, как устанавливали в 1940 году памятник В.И. Ленину. Постамент уже был, а скульптура в разобранном виде лежала в одном из школьных кабинетов. На постамент взобрался один из тех, кто должен был устанавливать памятник, и показывал, как именно он должен стоять.
Кстати, и на этот сад, и на памятник жители посёлка, а также соседних сёл – Крупского и Преображенки, входивших в наш поселковый совет, сдавали добровольные взносы. В архивах сохранился протокол собрания, из которого следует: каждый двор, а всего их было 340, сдаст 20 рублей. Итого собрали 6800 рублей и распределили их следующим образом: на строительство библиотеки – 1400 рублей, на водопровод для скота – 600, на строительство бассейна (вероятно, открытого котлована – Ю.П.) – 80, на приобретение памятника В.И. Ленину – 4000 рублей. То есть, он обошёлся дороже всех других намеченных социальных проектов. Памятник, со временем сильно обветшавший, был благодаря потомкам соледобытчиков отреставрирован и продолжает стоять в саду, который вернуть к жизни оказалось куда сложнее.
П.А. Гарин вспоминает, что уже в довоенное время Ленсад стал самым любимым местом отдыха детей и взрослых: в нём были устроены простые спортивные сооружения, оборудована танцевальная площадка. А зимой здесь устраивали на радость ребятне ледяную горку.
Пётр Алексеевич подчёркивает, что таволжанцы многие годы жили как одна большая семья: казахи, русские, украинцы, немцы, ссыльные и депортированные представители других народов. Большинство работали на солепромысле, а дети учились в русско-казахской школе.
Активно действовал так называемый «совет жён ИТР» (инженерно-технических работников). Это были, как правило, образованные женщины, приехавшие с мужьями в Таволжан. Они организовывали кружки художественной самодеятельности – хоровой, драматический, танцевальный, струнных инструментов.
А председатель профкома солепромысла П.П. Иванов организовал «живую газету», в которой так или иначе, отражались рабочие будни соледобытчиков.
– Может быть, именно оттуда, из того чувства семьи единой произрастает неистощимая привязанность потомков к «малой родине», где жили и работали их отцы и деды, – считает Пётр Алексеевич Гарин, как и инициатива возродить к жизни сад, в котором проходили их детские и юношеские годы.
В социальных сетях – «Одноклассниках», на страничке «Возрождение Таволжанского сада» таволжанцы обмениваются воспоминаниями, фотографиями, подтверждают своё участие в объединившем их недавно общем деле.

«Мы Помним…»

Галина Фёдоровна Годына:
– Сад любили и в школьном возрасте, и потом, когда повзрослели. Зимой танцы были в клубе, а летом – в Ленсаду, на танцплощадке. Играл Вася Фергалюк.
Надежда Михайловна Ромодина-Демченко:
– Сад был молодой, обнесённый канавой, забора ещё не было. Канавы копали жители вручную, чтобы скот не заходил. В саду росли клёны, акации, карагач, тополя, цветущие кустарники. Когда мы были пионерами, деревья подсаживали. Стала работать – тоже встречались в саду вечерами, там можно было пообщаться, послушать музыку. С удовольствием каждый вечер бежали в сад… 30 лет проработала секретарём в поссовете, с 1961 по 1991 год. Все торжественные мероприятия проходили в Ленсаду, у памятника.
Тамара Фёдоровна Дорохина-Голубничая:
– Девчонками бегали на танцы босиком. Матери у всех были строгие, и мы уходили ночевать к подружкам, специально туфли оставляли на виду дома (какие, мол, танцы?). А сами танцевали босиком, когда погаснет свет. Когда загорится – бежали и прятали ноги под лавку… Когда уже работала, с пионерами проводила разные игры в саду, субботники…
Людмила Ивановна Котляр:
– Помню, в старших классах готовились к экзаменам в саду, под яблоньками или в беседке. А на танцы вечером мальчишки вызывали так. Дом стоял рядом с садом, они привязывали к окну луковицу за нитку, протягивали её к беседке в саду и дёргали, а луковица стучала. Играли на баяне Митя Литвинов, Лёня Бочаров.
И таких трогательных воспоминаний на этой страничке десятки. Женщинам, чьи слова были приведены, уже много лет. И все они, как и многие другие, слово сад пишут с прописной буквы.
Кто-то вспоминает уроки физкультуры зимой в саду и лыжню вдоль его забора. Кто-то прохладу, которую сад дарил жарким летом… В сад водили гостей, в нём любили фотографироваться по торжественным поводам.
Александр Арвидович Эрлих пишет: «Ленсад я помню ещё глазами и сердцем четырёхлетнего мальчишки… Мне казалось, родней и красивей нет ничего на свете».

«Пусть Наш Сад Снова Зашумит»

Вера Моисеевна Шевченко-Халанская:
– Я родилась и выросла в Таволжане, училась в Таволжанской школе. Позже окончила институт, вернулась домой и стала работать учителем русского языка и литературы. В родном Таволжане прожила 50 из 64 лет… Казалось бы, что в нём – солёное озеро да безграничная степь. Но дороже и милее сердцу нет места на земле… А самое дорогое – это старая школа и сад рядом с ней…
Сад взрослел и старился вместе с нами, многие деревья пропали, ведь ему уже около 80 лет. Много раз пытались его возродить, но молодые деревца не выдерживали летней жары и засыхали от недостатка влаги… Хочется верить, что в этот раз всё получится, ведь столько людей откликнулись на наш призыв, и сделано уже много. На добровольные взносы бывших и нынешних жителей Таволжана изготовлена металлическая изгородь, отремонтирован и обновлён памятник, высажены десятки деревьев – клёнов, сосенок, яблонь, акаций, пирамидальных тополей…
Пусть наш сад снова зашумит зелёными вершинами и будет радовать новые поколения таволжанцев!
Александр Эрлих:
– Эта идея (возрождение Ленсада) появилась у меня, когда приезжал три года назад в Таволжан и увидел, что стало с садом и памятником… Просто надо любить землю, где родился… Я рад, что столько нас теперь…
Александр Сарбашев:
«Я искренне сегодня рад
За земляков неравнодушных –
И будет возрождён Ленсад,
Как память наших лет минувших».
Вся информация о возрождении Таволжанского Ленсада размещается в социальных сетях, в группах «Мир таволжанцев» и «Родимый дом – родимое тепло».
Краткая хроника событий…
Апрель 2016 года: инициативная группа – Вера Халанская, Александр Эрлих, Людмила Чмырь и Ольга Кудинова обратились к землякам с призывом возродить старый сад в Таволжане. Они же и Любовь Поух, Валентина Машковская, Татьяна Банеева, Кульшат Камкенева сделали первые денежные взносы.
Очень скоро к ним добавились и другие таволжанцы. Состоялась встреча с местными жителями и работниками акимата, и буквально в считанные дни был отремонтирован памятник В.И. Ленину.
Конец апреля 2016 года. Инициаторы посадили в сквере три рябины, а Сергей Камша – три яблоньки. Аймуран Жуматаев подтвердил: скоро начнут делать ограждение. Директор школы тоже обещал помочь.
Открыты два счёта – российский и казахстанский. Первый взнос – из Камышина Волгоградской области – от Людмилы Тузовой. Сказала, что, если приедет, посадит своё деревце, потому что это – святое дело.
Май 2016 года. Работы по возрождению сада продолжаются. Клёны посадили таволжанцы Александр Халанский, Евгений Глухов, два его сына – Роман и Родион, а также десятиклассник Алишер Акишев. Помогали и дети Байжановы.
Поступили новые взносы – в тенге и в евро из Германии и крупные взносы в фонд Ленсада от Сергея Петровича Гарина – 200 тысяч тенге. И по 100 тысяч тенге от Аймурана Жуматаева и Александра Васильевича Филимонова, который, кстати, помогал издавать книгу о Таволжане… Пётр Варкентин сдал 50 тысяч тенге, хотя и учился в Таволжанской школе только в старших классах, а сам константиновский.
Деньги поступали от бывших таволжанцев из Санкт-Петербурга, Ханты-Мансийска, от одного из нынешних таволжанцев. А весь список внёсших деньги публикуется в социальных сетях. Всего было собрано только в 2016 году 900 тысяч тенге. На эти деньги изготовили и установили металлическое ограждение, отремонтировали памятник. На завершение работ не хватало почти 300 тысяч тенге, но Аймуран Жуматаев, бригадир Андрей Косов, рабочие сделали всё, что было нужно.
Весной нынешнего года работы по возрождению сада продолжились: к инициаторам на очередном субботнике присоединились ученики старших классов вместе с педагогами. Появились именные аллеи – Жуматаевых, они всей семьёй посадили яблоньки, вишню, смородину; и аллея выпускников 1969 года (Кныш В. Н., Нечупаева О., Середа Г.), высадивших 12 яблонек и сирень; и ещё одна кленоваяаллея – от инициативной группы. Людмила Чмырь (Жук) с мужем Виктором, детьми и внуками посадили аллею из 19 пирамидальных тополей.
Таволжанскому солепромыслу, напоминают инициаторы, в этом году исполняется 95 лет, а саду – 80. «Это общее достояние многих поколений, это сердце Таволжана, – пишут эти неравнодушные люди. – Возрождая Ленсад, мы хотим сберечь нашу общую память и передать её детям и внукам. Хочется, чтобы нынешние жители Таволжана берегли сад и ухаживали за ним. А от местного руководства ждём большего понимания значимости нашего общего дела и поддержания сквера в хорошем состоянии».
Вряд ли что нужно добавлять к этим словам. Разве только то, что таволжанцы ещё раз подтверждают давно известную истину: настоящий патриотизм – это не слова, пусть и очень правильные, а прежде всего дела.

Юрий ПОМИНОВ.

irstar.kz